«Заматывала голову мокрой марлей и рисовала»: как в Минске создают новый мурал  

Мария Войтович 

Фото:   Роман Протасевич

Интервью Euroradio. Главная

Это история про то, как жители обычного двора в центре Минска захотели превратить унылую стену своих гаражей в арт-объект. Захотели — и сделали: художница Катя Казнадей уже почти три недели работает над новым минским граффити — городами-цветами.

История Кати заслуживает того, чтобы её рассказать. 16 лет девушка пела в Большом театре оперы и балета, а потом кардинально изменила свою жизнь — занялась изобразительным искусством. Журналисты Еврорадио, наблюдающие за процессом из окон редакции, не смогли не поговорить с художницей.

Интервью Euroradio. Главная

Еврорадио: Катя, почему ты решила уйти из театра в художники?

Катя Казнадей: Художницей я мечтала стать с детства. Но мамина знакомая отдала сына в художественную школу, где ему отбили желание рисовать. Мама испугалась, что со мной будет то же самое. Сказала, мол, ты рисуй пока сама. Я рисовала, а параллельно занималась музыкой. После школы поступила в музучилище, потом в консерваторию… Но вдобавок изучала полтора года режиссуру музыкальных театров в классе Маргариты Изворской, супруги художественного руководителя Большого Валентина Елизарьева. Она дала мне возможность оформлять спектакль, который мы готовили на выпускной. Я занималась декорациями, придумывала, в каких мы будем костюмах.

В 29 лет я поняла, что рисование — моя настоящая страсть. Было страшно, но я решила сменить профессию. Сначала помогала с оформлением спектаклей подругам — режиссёрам из России и из Франции. Потом записалась на курсы к художнику Сергею Пилиповичу. Мы выезжали на пленэры, ходили по музеям. Он научил меня правильно смотреть на картины, замечать важное.
 

Еврорадио: Идея городов-цветов родилась на курсах?

Катя Казнадей: Да. Как-то Сергей дал нам задание — написать небольшой рассказ о том, какие чувства нас переполняют. В театре тогда восстановили мой любимый спектакль «Ромео и Джульетта», который на время пропал. Я написала эссе. Затем надо было нарисовать город, в котором мои чувства будут выражены. У меня получилось поваленное последнее на земле дерево, а на нём сидел город в виде человека из разных домиков, переходов, лесенок и курил трубу завода.

Интервью Euroradio. Главная

Позже я стала рисовать узнаваемые города. Картинки выкладывала в Инстаграм, там же спрашивала, какой город рисовать следующим. Люди что-то подкидывали. Я собирала архитектуру городов в цветы. Потом захотелось нарисовать какой-нибудь такой город-цветок в каком-нибудь открытом кафе, чтобы люди сидели, например, под раскидистым Парижем. Написала об этом пост, мол, готова рисовать просто за материалы, но никто не отозвался. 

Еврорадио: А как ты вышла на стену на Маркса?

Катя Казнадей: Мой муж увидел, что кто-то в интернете бросил клич: нужен художник, у которого есть идеи, чем можно расписать стену гаражей во дворе. Как я поняла, инициатива шла от самих жильцов. Со мной встретился один из местных активистов Игорь Шабловский. Он посмотрел мои работы, обсудил их с соседями. Им понравилось. Дальше я подготовила макет и описание проекта — решила изобразить в виде цветов европейские столицы. Проект приурочили к Европейским играм. В исполкоме его согласовали. Правда, попросили, чтобы всё было прилично и без политики. 

Интервью Euroradio. Главная

Еврорадио: Хотя бы на краску денег дали?

Катя Казнадей: Нет. Проект проспонсировал мой муж. В принципе, краска обошлась где-то в 250-300 рублей. У меня никаких претензий к этому нет. Условия работы мы оговорили с Игорем на берегу. Может, не все художники такое одобрят, но для меня этот проект имиджевый. Возможность в центре города создать свою работу перекрыла расходы. Буду ли я ещё раз делать такую работу бесплатно? Точно нет.
 

Еврорадио: Европейские игры скоро закончатся, но до окончания твоей работы ещё далеко…

Катя Казнадей: Мы начали обсуждать проект ещё в марте. Я предполагала, что начну работать в мае и через месяц всё будет готово. Но стену долго готовили. На ней были старые рисунки [знаменитый кот-китаец и стрекозы. — Еврорадио], которые пришлось закрасить. В итоге я начала работать только 5 июня. Спешить в ущерб качеству не хотелось, но тут мне сказали поторопиться, потому что 15 июня администрация исполкома будет проверять готовность центра к Европейским играм. На помощь пришла художница Лиза Дубинчина. Работали по 8 часов в сутки, разрисовывали по пять метров стены в день, по 2-3 цветка.

Интервью Euroradio. Главная
Интервью Euroradio. Главная
Интервью Euroradio. Главная

Длина всей стены приблизительно 60 метров вместе с торцом. Сначала думала, что сложнее всего будет рисовать и держать темп, но самым сложным оказалась внезапная жара. Проверка к нам не приехала. Игорь выслал в исполком фотографии того, что получается, там сказали продолжать. К работе подключились другие волонтёры, нам одолжили проектор, теперь работа идёт быстрее, но приходится работать поздно вечером, когда темно. Жёстких ограничений по времени уже нету, но я постараюсь не затягивать. Что касается Европейских игр, думаю, не обязательно должно всё блестеть.  


Интервью Euroradio. Главная

Еврорадио: Что увидит человек, который заглянет во дворик на Маркса?

Катя Казнадей: Моя идея — вызвать у человека радость от того, что о нём подумали. В Германии рядом с городом Руст есть Europa-Park — аттракционы в виде европейских стран. Горы в Швейцарии, космические корабли и вывески на русском языке в России, белые домики с синими крышами в Греции… Всё это вызывает восторг! Ты как будто путешествуешь по разным странам и знакомишься, пусть и поверхностно, с их культурой. С другой стороны — видишь что-то своё. Мне хотелось приблизиться к этому. Сделать так, чтобы каждый гость Минска смог зайти во дворик и зацепить краем глаза знакомый силуэт. Каждый город мы подписываем на языке его страны и на белорусском.

Интервью Euroradio. Главная
Интервью Euroradio. Главная
Интервью Euroradio. Главная
Интервью Euroradio. Главная

Всего будет 50 столиц Европы и ещё Тель-Авив. Мы добавили его, чтобы порадовать хозяев и посетителей открывшегося здесь кафе израильской кухни. Города-цветы размещены по группам так, чтобы показать особенности архитектуры разных стран. Идя вдоль стены, человек как будто бы путешествует по Европе. Можно долго говорить о каждом цветке. Минск получился похожим на лилию, очень разнообразным. В нём есть какие-то современные здания и старинные. Всю архитектуру в цветок не запихнёшь, я старалась подбирать достопримечательности, что уже давно ассоциируются с Минском. В нём и Красный костёл, и ворота города, и даже улиточка с домиком в форме национальной библиотеки. В этом ни в коем случае нет издевательского контекста. Если понаблюдать за улитками, они вкушают жизнь, наслаждаются, медленно познают. Ползёт себе такая, в красивом домике, как и мы все, — медленно, но верно. Мудрая и задумчивая улитка…  

Интервью Euroradio. Главная
Интервью Euroradio. Главная

Еврорадио: Как реагируют люди на твою работу?

Катя Казнадей: Пару раз работники кафе приносили воду, ребята из «Арт-Сядзібы» угощали чаем. Подходили строители, советовали начинать работать пораньше, чтобы не было жарко. Я заматывала голову мокрой марлей и рисовала. Когда становилось дурновато, пряталась под козырьком кафе, рисовала набегами. Под стеной паркуются машины, из-за этого не всегда получалось поставить люльку. Тут ничего не поделаешь. Был мужчина, который подошёл и сказал, что наш рисунок не патриотичный, мол, «всё загранишнае». Мы предложили ему сходить за угол и посмотреть на Минск. Ещё одна женщина устроила настоящий допрос: мол, а вам разрешили здесь работать? Но такие случаи единичные. Многие нас фотографируют, а когда мы с Лизой оборачиваемся, прячут телефоны. Это очень смешно. А ещё как-то раз подошла семейная пара. Рассказали, что живут здесь. Стояли и любовались минут 15.

Интервью Euroradio. Главная
Интервью Euroradio. Главная
Интервью Euroradio. Главная
Интервью Euroradio. Главная

Еврорадио: Есть что-то, о чём бы тебе самой хотелось сказать?

Катя Казнадей: Мне ещё, наверное, надо привыкнуть к тому, что уличное искусство не вечно. Вот жил на этой стене кот и стрекозки. Их любили, фотографировались с ними. Потом стену закрасили. Рисуя здесь, я подумала, что можно было бы вернуть эти рисунки. Было бы здорово, если бы в исполкоме разрешили в будущем дорисовывать стену. Время от времени она бы обновлялась персонажами, которые бы «жили» в этих городах, например, как тот же кот. Но пока это всего лишь идея.